Три уровня бытия

Категории Авторы Отзывы Померанц Г. Книги онлайн Григорий Соломонович Померанц 13 марта , Вильна - 16 февраля , Москва - российский философ, культуролог, писатель, эссеист, член Академии гуманитарных исследований. Участник войны, дважды ранен, награжден. После войны подвергался преследованиям за нестандартный образ мысли. Работал библиографом, высказывая критическое отношение к действительности в машинописных текстах, подхваченных самиздатом; писал о Достоевском. С года по год имя Померанца было запрещено упоминать в советской прессе. С года печатается в России: Многие произведения переведены и опубликованы на европейских языках.

«Сбывшаяся душа». Григорий Померанц

Мне хотелось в него всмотреться. Бывший школьный учитель, спокойный, мягкий, Сидоров разговаривал с солдатами, как с учениками. Лихости в нем не было никакой. Но соседи бежали, а его рота остановила противника.

Философ-эссеист, критик, культуролог Григорий Померанц. От страха за себя он раз и навсегда избавился еще на фронте, среди.

Этот текст мы получили 14 февраля. Спасибо Азарию Мессереру и Ларисе Миллер. Когда он ушел, девушки, работавшие в моем отделе, прыснули со смеху: Я пошел в свой маленький кабинет и на ходу взглянул на первые строки его статьи, думая, что прочту ее потом — в тот день я был занят выпуском очередного номера. Но первый же абзац меня задел так, что оторваться от текста стало невозможно, и я одним духом прочитал всю статью. Да, так в нашем журнале еще никто не писал, - подумал я и вспомнил странный разговор с этим автором по телефону неделю назад.

Мне нужно было найти философа или историка, который мог бы написать о героях, то есть о том, как формировалось и веками менялось представление людей о них. Мой отдел специализировался на переводах очерков из популярных иностранных журналов, и в воскресном приложении к Нью-ЙоркТаймс меня заинтересовала статья об американских героях. Там, в частности, утверждалось, что после убийства двух Кеннеди и Мартина Лютера Кинга американцы стали бояться возвеличивать своих деятелей, опасаясь очередной трагедии, и в результате подлинных героев в США становилось все меньше и меньше.

Я стал искать такого специалиста, советуясь с коллегами и знакомыми, и вот одна наша журналистка вспомнила, что оригинальные идеи о героизме высказывал некто Померанц, выступавший с лекцией в какой-то библиотеке.

Померанц, Григорий Соломонович

Этот текст мы получили 14 февраля, а Померанц умер 16, на 95 году жизни. Он - талантливый философ-идеалист и культуролог, сторонник внеконфессиональной мистики всеединства. Спасибо Азарию Мессереру и Ларисе Миллер. Когда он ушел, девушки, работавшие в моем отделе, прыснули со смеху: Я пошел в свой маленький кабинет и на ходу взглянул на первые строки его статьи, думая, что прочту ее потом — в тот день я был занят выпуском очередного номера.

Григорий Померанц — о том, как быть самим собо мои попытки растопить глыбу накопленного страха показали мне, что не на.

Сохранить публикацию Одну из его статей, отпечатанную под копирку на папиросной бумаге, как это делалось тогда в Самиздате, мне удалось прочитать еще в Москве. Следить же всерьез за его творчеством стало возможным лишь после эмиграции в Америку в году. Вот первая фраза, поясняющая смысл заглавия: Удалось, не кривя душой, писать только то, что хотел. Ему, понятно, всюду отказывали, но к отказам он относился философски: Неудачи перестали меня унижать.

А потом оказалось, что неудачи — что-то вроде вод Стикса, в которые Фетида окунула своего сына. Его нисколько не оскорбляло презрительно-тупое высокомерие советских чиновников. Он, например, с юмором описывает, как один раз решил достать путевку в Коктебель, в дом творчества писателей, на том основании, что жена его числилась в группкоме литераторов. Вот только при подаче заявления выяснилось, что он забыл принести бумажку о состоянии здоровья.

В России его начали печатать только в эпоху Перестройки, когда автору перевалило за 70!

Открытость бездне. Встречи с Достоевским

Открытость бездне Достоевского. Григорий Померанц и Зинаида Миркина Цикл из четырех фильмов, где Григорий Померанц, как эссеист, что всю жизнь занимался Достоевским, представляет свои размышления о Федоре Михайловиче, соотносит их со своими автобиографическими и философскими размышлениями. Он вместе с Зинаидой Миркиной размышляет о смысле одиночества и страдания, о том, возможна ли чистая совесть, и о судьбах современной цивилизации.

Режиссер цикла - известный документалист Ирина Васильева известна работами о Вячеславе Пьецухе, Алексее Лосеве, Анатолии Приставкине, она автор программ цикла"Больше, чем любовь", цикла"Беседы с мудрецами - говорит о том, что сегодня все это оказалось очень актуальным и характеризует содержание нового цикла как"Проекция Достоевского на нашу реальность".

Григорий Померанц, Зинаида Миркина Этот опыт просыпался, когда я искал спасения от страха или созерцал стихийные иконы в лучах заходящего.

Написал в Октябрь 5, 0 Комментариев просмотров Только очень давно, в доисторических, бесписьменных обществах не было кризисов. Трудности и катастрофы приходят извне, люди эти трудности сами не создавали, и потому не было необходимости ломать устои жизни, перестраиваться. Перемены все ж происходили, по крайней мере, у некоторых племен, — но так медленно, что их не замечали и принимали сегодняшнее за вечное и неизменное.

Очень не скоро этот золотой век кончился, и начались кризисы. Однако острые, заметные кризисы только случались; они не были чем-то постоянным. Кризис заканчивался либо крахом, распадом общества, либо новым устойчивым порядком. Так история Египта делилась на Древнее, Среднее и Новое царства.

Взлетая над страхом

Григорий Померанц"Опасности и страхи". Тогда опасность собирает, подтягивает, даже радует. Я испытал это на войне. И сегодня я совершенно ясно сознаю опасности, которые подстерегают старость, но ничуть не меньше радуюсь каждому утру. Я сознаю опасность краха цивилизации, если не замедлится поток перемен.

Избранные цитаты из книг Григория Померанца, лучшие что без готовности терпеть боль и страх боли она совсем невозможна.

Человек ниоткуда Около 40 лет назад я встретился с выдающимся, а может быть, и гениальным мыслителем, хотя истинное его величие осознал много позже Когда он ушел, работавшие в моем отделе девушки прыснули со смеху: Со статьей в руках я пошел в свой маленький кабинет, решив прочесть ее позже — в тот день мы были заняты выпуском очередного номера. На ходу кинул взгляд на первые строчки, и уже этот первый абзац так зацепил меня, что оторваться стало физически невозможно. Я единым духом прочитал всю статью — да так в нашем журнале еще не писал никто и никогда!

В уме всплыл странный телефонный разговор недельной давности с автором. Мне потребовалось найти философа или историка, который мог бы толково написать о героях — о том, как из века в век складывались и менялись представления людей об их месте в жизни общества. Там, в частности, утверждалось, что после убийства братьев Кеннеди и Мартина Лютера Кинга американцы остерегались героизировать своих лидеров из опасения накликать очередную трагедию.

Померанц Г.С.. Книги онлайн

Философ Григорий Померанц останется с нами еще и благодаря новому проекту на телеканале"Культура" Поводом для публикации этого материала стали две даты и одно событие. Две даты почти сошлись: Это было 27 февраля. А событие - Григорий Померанц останется с нами еще и благодаря новому проекту, который должен предстать перед телезрителями. Авторы цикла фильмов"Открытость бездне Достоевского" предоставили их"РГ", и мы публикуем некоторые высказывания Григория Померанца.

Но начинаем с того, что публикуем слова философа и его жены из программы цикла"Больше, чем любовь".

выдохнул в ночь Гирш Оленев-Померанц. – Какая Опять он что-нибудь Оленев-Померанц. – А потому, что страх – самое вместительное гетто на.

Я прочел его, том за томом, на третьем курсе и сразу, на всю жизнь, был захвачен. Достоевский объяснял мне меня самого — и я в себе заново постигал его и и пытался пройти сквозь них по-своему и, по-своему сводя концы с концами, как-то понимал Достоевского. Идея, которая ушибла меня, была идеей бесконечности.

Всякое число, деленное на бесконечность, есть нуль. От этой простой математической операции почва обрушивалась у меня под ногами и я летел в бездну. Природа знать не знает о былом, Ей чужды наши призрачные годы

Девятины по Померанцу

К пяти годам я на всех этих языках читал и писал. Из еврейского я больше любил рассказы Ицхока-Лейбуша Переца. Пожилым человеком, позабыв еврейскую грамоту, я перечитал Переца в русском переводе и поразился — почему в семь лет я предпочел его веселому и доброму Шолом-Алейхему.

Григорий Померанц: «Потеряв страх смерти, люди удивительно легко теряют и совесть». «Можно ли было – после чудовищных потерь го и го.

Автореферат второй диссертации был уже напечатан и ее активно использовал в картине"Сталкер" Андрей Тарковский. В начале пятидесятых Григория Померанца исключили из партии, осудили за антисоветскую деятельность на пять лет лагерей, он неоднократно подвергался репрессиям за диссидентскую деятельность. Григорий Померанц полемизировал с Солженицином, отстаивая право личности на автономность в противовес почвенничеству и национализму автора книги"Архипелаг ГУЛАГ". Он был противником всяких утопий и мифологем, наукообразных идеологических схем, приводящих к гибели тысяч и миллионов, что не сравнимо ни с какими жертвами маньяков-убийц.

Основой человеческого бытия Григорий Соломонович считал глубинную внутреннюю философию и религию. С конца восьмидесятых и до последнего времени Григорий Соломонович Померанц получил возможность выступать с публичными лекциями, писать и издавать в открытой печати статьи и книги, вести семинары. Он был одним из последних русских интеллигентов, до конца отстаивающих право личности на свободу, выражение собственного мнения и противостояние пошлости. Высказывания Григория Соломоновича говорят о нем больше, чем все статьи о нем.

Тина Гай Любовь так тесно связана с болью, что без готовности терпеть боль и страх боли она совсем невозможна. Без способности поставить себя на второе место, без способности умалиться — все дары становятся жерновами на шее. В пространстве и времени Бог может найти себя лишь в глубине человеческого сердца, но только в самой последней его глубине.

И вот когда человек достигает последней глубины, он чувствует некий дух, который подсказывает ему, что такое хорошо и что такое плохо. В обстановке, когда тон задают пошлость и хамство, очень трудно собрать вместе ту часть образованного общества, что пробилась к глубинам, открытым русской и мировой культурой.

Уровни 124